Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Парк

(Глава первой части книги Александра Зохрэ
"Жизнь на Овалоне")

Люди, словно самые родные на свете, обнимая друг друга весело прощались, а затем непринужденно уходили в разные стороны, пропадая в зарослях.
- Знаешь? – вдруг, словно вспомнив обо мне,сказала Ланна оторвавшись от бесед и прощаний с товарищами:
- К сожалению, мы до рождения сына, а это произойдет через четыре месяца, будем мало общаться. Я уже восемь лет не была на родине, и мне нужно многое обсудить с коллегами о событиях, происходивших за это время на Земле.
- Как четыре месяца? Разве ты... – удивился я.
- Да, ты прав. Время, проведенное в небытие, на Корабле - не в счет. В это время мое тело и плод ребенка не изменялись…
Я расстроился окончательно.
- Значит ты меня притащила сюда, через пол Вселенной, чтобы бросить в одиночестве в этих диких зарослях?! - возмущенно воскликнул я, едва сдерживая накопившийся стресс.
- Ну, во-первых, не я. Может быть, ты вспомнишь приказ и замысел твоего командования? – строго одернула меня девушка.
- Во-вторых, не одного, а с хорошим попечителем, которому тебя сразу же поручат, как только мы придем в Парк.
- Ну, а в-третьих. В-третьих, я тебя очень люблю, и мы будем часто видеться, как только я буду справляться с делами.
И она громко чмокнула меня в самые губы.
Мне стало немного легче от ее слов. Но все равно, описать, что я тогда чувствовал, невозможно. Мы на Земле совсем не так представляем себе чужой мир. Нам легко понять наличие хитроумных машин, огромных домов и всяких технических новшеств.
В газетах и книгах о инопланетянах и будущем, мы рисуем себе гигантские города из стекла, стали и неведомых пластмасс, воздушные такси и роботы снующие высотных зданий и подвесных дорог.
Но это совсем не то, что я пережил и узнал в чужом Корабле. Реальность была иной. Это не укладывалось в наше понимание прогресса и общества.
- Что такое Парк? – удивился я, припоминая, что это слово уже слышал во время экскурсов обучающей машины.
- Эх ты, недоучка! – засмеялась девушка звоном тысяч серебряных колокольчиков, но затем напомнила, добродушно-укоризненным тоном:
- Наша жизнь, в отличие от жизни Землян, не такая расточительная. Мы не тратим ресурсы людей и планеты на моду, конкуренцию и торговлю. У нас нет обилия форм и вариантов однотипных предметов и услуг, нет людей не производящих реальную пользу, нет предметов которые вскоре можно выбросить в помойку. Мы не учим своих детей погоне за комфортом, соответствию моде, страху перед общественным мнением. Мы придерживаемся децентрализованной, креативно-сетевой модели, очень напоминающей нейронную сеть, в которой каждый творческий индивидуум является хозяином своего дела и одновременно творцом, художником производящим уникальные добротные и долговременные ценности.
Важное правило нашего общества - жить так, чтобы не истощать и не напрягать ресурсы планеты.Это вы у себя, подобно тараканам или плесени покрываете и пожираете все доступное пространство. Выкапываете ядовитые металлы, выкачиваете нефть, сжигаете уголь чтобы обогреть и осветить жилища. Ведь каждая ваша мать и каждый ваш отец абсолютно уверены, что для счастья их детей можно пожертвовать не только другими животными, лесами, морями и садами, но даже и жизнью соседских детей.
Мы не строим городов, дорог, полей и селений нарушающих девственное великолепие первозданной планеты, которая нам была когда-то подарена.
Ланна сделала паузу, позволяя мне осмыслить услышанное.
- Ничего не понимаю. Причем дороги, поля и города? Люди строят все это не от скуки или желания изменить природу, а от необходимости где-то жить, что-то есть, производить и перевозить товары потребления, - растерялся я, хаотически перебирая в памяти все, что мне показывала об Овалоне обучающая машина.
- Это у вас на Земле так, когда в основе всего лежит желание людей размножаться, жить счастливо и накормить детей! У нас в основе всего лежит желание сохранить Культуру и Красоту Мира, - строго улыбнулась девушка:

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 4 гостя.