Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Авакундам

Глава повести Александра Зохрэ
"Восход Овалона"

- Эту старую легенду, наши дети знают почти наизусть. Потому что, ее рассказывают нам как сказку, с детства. С каждым годом, усложняя рассказ, добавляя все больше красочных подробностей и героев... - начал свой рассказ, Дарсик:dwor6.jpg
- Это было давно. В те времена, в Европе были только дремучие леса. А в Египте, только начинались складываться древние царства. Это было, почти перед самым, роковым землетрясением, и затоплением многих островов Атлантического океана.: - начал свой рассказ Дарсик. И его негромкий голос, словно бы уносил их всех, в далёкое, и туманное прошлое.
- Когда яхта миновала шипящие скалы, возвышающиеся из моря, словно два острых клыка, юноша присел на помост у руля. В его босую ступню, внезапно вонзился осколок небольшой ракушки, вероятно принесенной на палубу одной из перекатывающихся через яхту волн. Неприязненно сжав губы, он резко вырвал из пятки чуть -чуть окровавленный осколок, и с ненавистью выкинул его за борт. Рулевой, напряженно вращающий огромный, из старого, смолистого, черного дерева штурвал, наблюдавший эту сцену, сочувственно поморщился, и любезно кивнул принцу.
Авакундам всем своим видом постарался выразить подобающее его статусу равнодушие. Он поднялся, и уверенно цепляясь руками за канатное ограждение борта, подошел вплотную к рулю, встав за спиной рулевого, наблюдая его движения и игру накаченных мышц этого богатырского тела. Яхту, словно щепку, продолжало бросать на гигантских, пятиметровых волнах.
Ее стремительно вращающийся парусный цилиндр, надсадно выл, ловя ветер своими огромными, продольными, вертикальными лопастями. Казалось, буря сейчас вырвет лопасти, или выломает как тросточку, десятиметровую ось, вращающегося паруса. И тогда, лишившись тяги, остановятся гребные винты яхты, превратив суденышко в легкую добычу водяных богов. Ее стройный корпус, намертво сколоченный из просмоленных платановых досок, жалобно трещал, и охал, после каждого волнового удара. Но выдерживал, отражая зелённые, бурлящие валы волн, назад, в океан.
И яхта уверенно гонимая винтами, упорно шла вперед и вперед. Вдалеке, на гранитных плитах королевской пристани, уже не вооруженным взглядом виднелись люди. Они тоже, хорошо видели королевскую яхту, и махали ей цветными платками над головами.
Юноша поднял оптический приближатель, одиноко болтающийся на серебряной цепочке, на его мокрой груди, и подвел окуляры к глазам.
Старинные стекла основательно запотели, и юноша машинально заметил для себя, что запасы древнего масла позволяющего стеклам оставаться сухими в дождь и бурю, уже почти истощились. А новые снадобья изготавливаемые молодыми жрецами, почти никуда не годятся. В помутневшие от влаги стекла приближателя, ему всё же удалось разглядеть на пирсе замковой бухты, свою возлюбленную, и он довольно опустил прибор.
- Скоро войдем в гавань? - спросил принц, обращаясь к мускулистому рулевому, уверенно направляющему судно в проход между береговых рифов.
- Еще не более получаса. Вот войдем в бухту, обойдем волнорезы, и Партуфер, а тогда развернемся носом на пристань, Ваше высочество!: - согласился с вопросом матрос.
Авакундаму, внезапно захотелось немного отвлечься и расслабиться, после этого напряженного, двухдневного похода к бунтующим островам. И он, как прежде, когда он еще был совсем юным мальчишкой, обратился к этому верному матросу за сказкой:
- А ты веришь в Партуфер? Может это просто старинный парусник, потопленный в бурю, на рейде бухты? Расскажи про него, что знаешь! Тот довольно хмыкнул, и потер затылок огромной, мокрой и мозолистой ручищей. Ему всегда нравилась эта их негласная, доверительная дружба с королевичем. И он начал повествование, одновременно борясь с тяжелым штурвалом от набегающих волн.
- Это было давно. Много веков назад: - начал старик, временами на секунду прерываясь и крякая, напрягая все свое мускулистое, загорелое тело в борьбе с непокорным штурвалом.
- В те времена, не было еще не довольных, и верующих. Люди жили в согласии и дружбе, на всех бескрайних просторах Империи, островах, и зелёных материках. Сенаторы, заседавшие в правительстве, были мудры, и едины в своем стремлении вести народ Атлантиды к процветанию, и счастью.

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.