Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Поиск-1

Глава третьей части книги Александра Зохрэ
"Жизнь на Овалоне"
Часть называется "Гнездо Дьявола"
Регламент проведения работ в ангаре бортового космодрома требовал от нас переоблачиться в костюмы легкой космической защиты. Эти скафандры по земным меркам больше походили на белоснежные спортивные комбинезоны, органично сросшиеся с эластичными и полностью прозрачными яйцевидными шлемами, моментально надувающимися в момент опасности и сейчас болтающимися за спиной. Как я уже знал из первых инструкций в самом начале нашей экспедиции, небольшой металлический модуль жизнеобеспечения на поясе костюма не мог а обеспечить жизнь человека в открытом космосе дольше, чем несколько десятков минут. Но в случае внезапной разгерметизации ангарного модуля или аварийного включения двигателей ЭРКи эти костюмы моги сохранить нам жизнь.
Переодевались в скафандры прямо здесь, на космодроме Ангела. А для этого прямо возле ниши со шкафчиками, в которых висели костюмы, мы оба на холодном металлическом полу скинули сандалии и туники, оказавшись друг перед другом нагими, словно бы готовились ко сну.
Освещение в ангаре для ремонтных работ включилось на самый яркий режим. Мощные лампы, установленные везде вдоль стен и потолка слепили глаза и необычно подчеркивали мельчайший рельеф мускулатуры наших тел. Худощавое бронзовое тело юноши в этом свете выглядело crekmgnehjq .yjuj древнегреческого атлета, покрытое небольшими, но выразительными мышцами на руках, ногах, животе и груди.
Я заметил нескрываемый сдержанный интерес Ингуара к моему поведению - скорее к моему заметному смущению.
Слегка иронический взор этого юноши, чувствительно задевал мое мужское самолюбие. И я на мгновение забывшись, словно вновь стал курсантом земного училища, задорно пнул Ингуара в плечо рукой.
От неожиданности мальчишка поскользнулся босиком на холодном металлическом полу и едва не упал.
К счастью я моментально опомнился, изловив его за руку, и сам, удивляясь собственной дерзости, вдруг решительно сгреб паренька в охапку, задорно притянув к себе, как мы это делали уже не раз, балуясь на овалонских пляжах с Кайрой и Велеком.
Парень покраснел как бурак, и я тут же ощутил гулкие взволнованные удары его сердца. В свете ярких ламп покрасневшая смуглая кожа Инга превратилась в оливково - коричневую, а вены на шее вздулись и потемнели.
Так продолжалось несколько секунд, пока осторожно Инг не отстранил меня руками, рассматривая мои глаза в упор.
- Ты смущаешься? Твое сердце вот-вот выскочит, - ироническим спросил я юношу, чувствуя что наконец-то получил моральное превосходство над этими беззастенчивыми овалитянами.
- Нет. Просто ты, землянин, вкладываешь в прикосновение совсем иной, чем мы, овалитяне, смысл, - взволновано, но рассудительно ответил тот.
Затем мы оба ехидно улыбаясь отпустили друг друга и каждый думая о своем, начали облачаться в легкие скафандры.
- И что же ты чувствуешь в эти минуты, рядом со мной? - удивляясь достигнутой степени доверия, поинтересовался я.
- Чувствую, как ты балансируешь на тоненькой границе между страхом, одиночеством и ненормальным желанием самоутвердиться перед нами, - честно и немного угрюмо, отозвался Инг.
- И это тебя напрягает? - пытался я углубить познания об их психологии.
- У меня возникает неприятная жалость к тебе… И еще, наверное, немного страх. Опасение, что ты можешь потерять нить понимания ситуации.., - неожиданно повернувшись ко мне лицом и уставившись прямо в глаза, ответил юноша.
Я смутился от такого ответа и, ретируясь, изменил тему:
- Странно, ты, наверное, первый овалитянин, с которым у меня получается такой разговор. До этого я полагал, что ваша культура, несмотря на высокие научные познания, в интимных и эротических вопросах примитивна, как культура земных папуасов, для которых не существует возрастных, половых и физиологических условностей общения. Во всяком случае, когда Велек лепился ко мне и по детски запросто прыгал в мою кровать, а Кайра, на пляже и в спальне позволяла обнимать ее за голый торс как родную сестру, я решил, что у вас это примитивно и просто как у дикарей.
Я намеренно хотел обидеть Инга, чувствуя свою неполноценность в его глазах.
Юноша задумался, отвернулся к ЭРКе и, уже поправляя болтающийся за плечами мягкий шлем, спокойно ответил:

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.