Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Трудно ли быть богом? (КСА)

Глава повести Александра Зохрэ
"Каникулы с Отцом в Аду"

На обратном пути, Дарсик в метро попал в патруль. Было уже за одиннадцать часов вечера, и по городу наступил комендантский час для детей и подростков.
«Надо же было так застрять у Ярика!» - искренне сетовал мальчик, когда милиционер, буквально выщипнул его из толпы, у дверей поезда.

- Сколько лет? Куда путь держим?: - следовали один за одним, стандартные вопросы.
Он хотел было уже потащить мальчишку в служебное помещение станции, когда совсем рядом, в толпе людей раздался громкий возглас:
- Куда вы лезете за ограждение! Есть же порядок!: - кричала женщина, по-видимому, дежурная по станции.
- Да иди ты в сад!: - раздраженно рявкнул на нее мужской бас. Внушительных размеров, плечистый мужчина средних лет и нахальная, одетая в модную куртку, сапожки и шляпку, полноватая женщина, опрокидывая ограждение, торопились к ним.
Дарсику почудилось, что этих людей он уже недавно случайно встречал в подворотне, когда его потащили скинхеды. Кажется, мужчину звали Егор? Или от волнения он обознался?

- Ну! Что я тебе говорила, Егор!: - громко завопила женщина, оттолкнув в сторону милиционера, обнимая мальчика.
- Племянник дорогой! Нашелся, слава богу! Что же ты от нас на станции в толпе отходишь?: - вопила она, громко чмокая мальчика в лобик.

- Позвольте, граждане! Есть порядок. Нужно все проверить, уточнить!: - пытался было оттеснить женщину растерянный милиционер.

- Чаго-о-о?! Ты лейтенант может фишку не рубишь? Ты чего, у нас силой нашего племянника собираешься вот так вот, отнять?: - грозно начал надвигаться на милиционера мужчина, нависая над ним всем своим почти двухметровым ростом.

- Пошли бы вы лесом. Парня своего за ручку в метро водите.: - моментально ретировался тот, отступая от рассвирепевшего мужика подальше.

Запихнув Дарса в следующий поезд, женщина и Егор сразу стали на удивление спокойными, равнодушными ко всему и молчаливыми. Женщина больно сдавила его ладонь в своей, и не выпускала Дарса, до самой станции.
И лишь только, выведя его в ночной город, и подтолкнув в спину, сказала почти в самое ухо:
- Иди домой! И включи мозги. В следующий раз, нас может рядом не оказаться…

Растерянный, окончательно запутавшийся во всем мальчик, покорно кивнул, и галопом бросился к подъезду дома.

Вечером мальчик был сам не свой. Только перед сном, когда отец, почувствовав неладное, подсел к нему, Дарс спросил:
- За мною может кто-то следить на улицах?: - осторожно спросил он.
Отец встрепенулся:
- Тебя что-то беспокоит? Кто-то ходит за тобой по городу?
- Да нет. Просто, каждый раз, когда я попадаю в глупые ситуации, появляется какая-то странная парочка. Мужчина и женщина. И затем выручают меня.
Отец только недовольно хмыкнул, и пожал плечами.
- Нечего попадать в глупости. Что касается мужчины и женщины, и других вероятных лиц твоей охраны, то я думаю, это просто твои переживания и фантазии. В любом случаи, я об этом, ничего не знаю.: - вздохнул отец.

- У нас дома есть роман Стругацких «Трудно быть Богом»?: - мотнув головой, перевел неприятную тему мальчик.
Отец, молча, удалился в другую комнату и вернулся с томиком потертого сборника из серии «Всемирная научная фантастика».
Мальчик взял у него книгу, пролистал и положил рядом.
- Надо будет почитать: - сказал он. А затем, вздохнув, казал как-то очень и очень грустно:
- Знаешь папа. Я, наверное, никогда не смогу, стать настоящим историком.
Отец ласково взъерошил сыну волосы. Подмигнул задорно, как бравому заговорщику:
- Что, не ладятся дела? Поручение, обещанное своим наставникам не можешь выполнить?
- Я вообще, во всем запутался, папка!: - кисло улыбнулся сын, раздеваясь и залезая в приготовленную кровать:
- Добиваясь возможности приехать к тебе, я совсем иначе представлял эту жизнь. Я думал, у тебя, как это здесь говорят, крутая и интересная работа. А я приеду и буду тебе помогать. Мы будем всегда вместе, как самые лучшие друзья! Ты научишь меня всему что знаешь. Мы будем вместе ходить по местам твоего детства. По тем улицам и паркам, где вы гуляли с мамкой. Ты будешь мне рассказывать все о себе, о работе, о нашей мамке…

Дар сделал паузу, серьезно посмотрел в глаза отца, и обиженно насупившись, понурив взгляд, закончил:
- Разве ты не видишь, папка! Все совсем не так. У тебя давно нет настоящей цели, и работаешь ты со случайными людьми, ради кусочка хлеба.
Мы почти не видим друг друга. А эта тупая школа, это постоянное притворство, просто высасывают из меня все силы…

Отец улыбнулся:
- Мы и так всегда вместе. Если не физически, то мысленно, сын. Я не знал, что тебе дороги мои воспоминая. И конечно, обязательно проведу тебя по памятным местам.
Что касается помощи мне, то я уже давно, еще с самого развала империи, в отставке. Я не офицер. Не имею доступа к делам, и поэтому, уже ни кому, ни тем, ни этим, вообще не интересен. Хорошо, что хоть, мне доверили тебя принять. Что хоть, еще, немного доверяют вообще…

Мальчик тяжело вздохнул, и криво улыбнулся отцу.

- Это для меня выглядит дико, жестоко и неправильно, ота-ант! Я когда вырасту, даже когда вернусь назад, постараюсь это обязательно исправить.
Но я думаю, ты немного лукавишь со мной. Если у тебя действительно нету дел, то ты сможешь уехать со мною. Верно?: - строго посмотрел на отца, мальчик.

Тот отвел глаза сторону, и махнув рукой, неразборчиво буркнул что-то, вроде:
- Не знаю. Посмотрим, сын.

- Мне сказали, что попутно с отдыхом, попутно с семейным общением, я легко выполню небольшое, устное поручение . Что-то вроде небольших приключения на каникулах.: - продолжал жаловаться Дарс.
- Мне сказали, что историки работают с мощным компьютером. Собирают для компьютера сведения. А затем, компьютер строит прогноз событий. Вот и вся задача, которую я должен буду помочь выполнить.
И поэтому, здесь, для меня, всё будет интересно, легко и занимательно. Но на самом деле, всё оказалось иначе.
Никакого компьютера.
Никакого, понятного мне задания.
Жизнь вокруг, сплошные мраки.
Я с трудом нашел себе из детей, партнеров для общения.
А с взрослыми в школе, и вообще вокруг, подружиться, нормально не получается.
Как ты мог здесь жить столько лет? Один. Без меня. Без нашей Мамы?!

Мальчик замолк, по-детски в упор, моргая на отца, часто-часто.

- Эпический момент! Подросший сын, наконец, достиг понимания сложности жизни, и обращается к отцу за помощью.: - кисло улыбнулся отец.
- Если бы я только еще знал, в чем мне нужна помощь!: - продолжая немного баловаться, мальчик, голосом совсем маленького, доверчивого котёнка.
Отец опять вдохнул:
- Какой же ты у меня ещё глупенький, сынуля. Работа социального историка отличается от работы физика, тайного агента, разведчика или бравого рыцаря.
В отличие от агента, от рыцаря, социальный историк работает, не против, а на благо народу, от которого он сам, упорно скрывается.
Поэтому ему не полагаются носить шпионские пистолеты за пазухой, или пользоваться иными, подобными, как это говорят теперь, - крутыми штучками.
К слову, именно об этом написано в книге, которую ты у меня попросил.
Правда, в романе «Трудно быть богом» все описано, красочно. Книга рассчитана на рядового читателя. Но все равно там много интересных мыслей о социальных историках. Почитай на досуге.
- Обязательно почитаю, папа!: - согласился мальчик.
- Социальные историки наделены огромной силой, сынок. Но их сила не в ракетах и ядерных бомбах, а в знаниях. Только в знаниях. Это в кассовых фильмах, и наивных книгах описываются раздирающие душу, но примитивные и банальные конфликты миров. Там, где доблестные агенты ЦРУ или ФСБ, вылавливают на земле коварных, подлых инопланетян, пользующихся хитрыми и таинственными технологиями.
Но на самом деле, это полный и наивный бред. Разум, - это главная и единственная сила настоящего историка.: - задумчиво закончил отец, уже собираясь, было уходить из комнаты.

- Подожди, отец. Я не понимаю. Как тогда, без хитрых машин и приборов, работает Система изучения Социальной Истории?! Собираются и анализируются данные. Как предсказывается и меняется ход истории?: - задержал отца мальчик. Он привстал, опираясь на локти, и подушку. Его тёмные глаза вопросительно смотрели на него.
- Разве ты не понимаешь? Разве ты не изучал это, готовясь к приезду?: - огорченно усмехнулся отец.
- Все равно. Расскажи!: - ласково попросил Дарс.
Отец несколько раз прошелся по комнате. Он не знал с чего ему начать.
Столько всего можно было бы сказать сыну, в этот момент…
- Знаешь сын! Люди иногда не выдерживают в Аду. Не выдерживают и сходят с ума. Вот, например Робеспьер. Вопреки категорическому приказу сидеть тихо, создать мирную коммуну, он поднял во Франции кровавое восстание.
Вся страна от мала до велика, восхищалась его призывами к свободе, и равенству.
Но закончилась эта свобода, как обычно. Францию залили кровью людей. Гильотина работала круглосуточно, по доносам и кляузам, отсекая головы врагов и соседей.
Самого Робеспьера отправили на гильотину, его же друзья.
Или вот, например, Степка Разин, который должен был склонить крестьян к реформе земледелия. Перевести стрелки эпох от феодального к промышленному производству пищи. Но он сорвался с тормозов, и поднял глобальное восстание. Восстание закончилось кровью и жестоким откатом истории назад.

Эхо той, кровавой жестокости, еще много-много раз, накрывало Землю, различными революциями, вроде Великой Октябрьской, или Немецкой, Социал-демократической…
Ни какое добро, сын, ни какие великие идеи, не оправдывается насилием над противником. Это страшный урок истории. Страшное проклятие людей Земли, нависшее над ними, еще из глубин веков.

Мальчик весь напрягся, слушая отца. У него вздулись желваки, покраснели ушки. Непокорный, темный клок волос, торчком поднялся на макушке.

- Вот поэтому Система изучения истории, устроена так, а не иначе. Историк, это не бог. И не дай бог, ему возомнить себя богом. Поэтому ему не полагается знать, как устроена Система. Не полагается иметь при себе оружия, или доступа к мощным технологиям. Историк должен действовать только разумом и сердцем. И его главное оружие, только Разум: - спокойно и строго закончил отец.

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.