Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Лед и Пламя (Р.Д. Брэдбери)

Вместе – мать, отец и двое детей – они шли, обоняя запахи, глядя, как птицы проносятся над долиной, и вдруг отец сказал:
– Помнишь?
Как это – «помнишь?» Разве вообще можно забыть что то за те семь дней, что они прожили!
Муж и жена обменялись взглядом.
– Неужели это было всего три дня назад? – Она вздрогнула и закрыла глаза, сосредотачиваясь. – Даже не верится. Ах, как это несправедливо…
Она всхлипнула, потом провела по лицу рукой и прикусила запекшуюся губу. Ветер теребил ее седые волосы.
– Теперь моя очередь плакать. Час назад плакал ты!
– Час… Половина жизни.
– Пошли. – Она потянула мужа за руку. – Пойдем, осмотрим все, ведь больше не придется.
– Через несколько минут взойдет солнце, – ответил старик. – Пора возвращаться.
– Еще только минуточку, – умоляла женщина.
– Солнце застигнет нас.
– Ну и пусть застигнет меня!
– Что ты такое говоришь!
– Ничего я не говорю, ровным счетом ничего, – рыдала женщина.
Вот вот должно было появиться солнце. Зелень в долине начала жухнуть. Родился обжигающий ветер. Вдалеке, где на скальные бастионы уже обрушились солнечные стрелы, искажая черты могучих каменных личин, срывались лавины – будто спадали мантии.
– Дак! – позвал отец.
Девочка откликнулась и побежала по горячим плитам долины, и волосы ее развевались, как черный флаг. С полными пригоршнями зеленых плодов она присоединилась к своим.
Солнце оторочило пламенем край неба, воздух всколыхнулся и наполнился свистом.
Люди пещерного племени обратились в бегство, на ходу крича и подбирая споткнувшихся ребятишек, унося в свои глубокие норы охапки зелени и плодов. В несколько мгновений долина опустела, если не считать забытого кем то малыша. Он бежал по гладким плитам, но у него было совсем мало силенок, бежать оставалось еще столько же, а вниз по скалам уже катился могучий жаркий вал.
Цветы сгорали, обращаясь в пепел; травы втягивались в трещины, словно обжегшиеся змеи. Ветер, подобный дыханию домны, подхватывал цветочные семена, и они сыпались в трещины и расселины, чтобы на закате опять прорасти, и дать цветы и семена, и снова пожухнуть.
Отец Сима смотрел, как по дну долины вдалеке бежит одинокий ребенок. Сам он, его жена, Дак и Сим были надежно укрыты в устье пещеры.
– Не добежит, – сказал отец. – Не смотри туда, мать. Такие вещи лучше не видеть.
И они отвернулись. Все, кроме Сима. Он заметил вдали какой то металлический блеск. Сердце отчаянно забилось в груди, в глазах все расплылось. Далеко далеко, на самой вершине небольшой горы источало слепящие блики металлическое семя. Словно исполнилась одна из грез той поры, когда Сим еще лежал во чреве матери! Там, на горе, целое, невредимое, металлическое зернышко из космоса! Его будущее! Его надежда на спасение! Вот куда он отправится через два три дня, когда – трудно себе представить – будет взрослым мужчиной!
Будто поток расплавленной лавы, солнце хлынуло в долину.
Бегущий ребенок вскрикнул, солнце настигло его, и крик оборвался.
С трудом волоча ноги, как то вдруг постарев, мать Сима пошла по туннелю. Остановилась… Протянула руку вверх и обломила две сосульки, последние из намерзших за ночь. Одну подала мужу, другую оставила себе.
– Выпьем последний раз. За тебя, за детей.
– За тебя. – Он кивком указал на нее. – За детей.
Они подняли сосульки. Тепло растопило лед, и капли освежили их пересохшие рты.

3

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.