Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Королева (КСА)

Глава повести Александра Зохрэ
"Каникулы с Отцом в Аду"

В это самое время, Президент страны, отослав телохранителей и прислугу, готовился спать.
Было четыре часа ночи. А они только что окончили секретное совещание, по вопросам экономики, газа и нефти.
Больше всего он сейчас мечтал выпить рюмочку коньяка, развалиться в пастели, и забыть про всех!

Про интриги.
Про тайны.
Про государственные секреты.

Он уже развязал галстук, стянул с себя левый носок, как раздался противный, и наглый звонок.
Обыкновенный, звонок серебряного колокольчика, в президентском, позолоченном телефоне в спальне.
- Я же приказал, ни с кем не соединять!: - выругался он вслух, ковыляя по ковру с одним носком на ноге.

- Здравствуйте господин Президент!: - зажурчал в трубке голос незнакомой девочки.
Президент опешил, и хотел было зарычать.
Но не успел это сделать.
Застыл в растерянности, с трубкой около уха.
Он так, и стоял с трубкой в руке, в одном носке, то бледнея, то багровея лицом.
Это был не разговор, а монолог, на протяжении которого, Президент время от времени согласно кивал далекому собеседнику.
Президент страны, был не глупым человеком.
Ему не пришлось очень долго объяснять ситуацию.
В конце беседы, Президент вытер пот со лба.
Ни какой человек на свете не решился бы говорить с ним так.
Человек, агент, политик не мог знать того, и рассказывать настолько логично, спокойно и грамотно, - как это делала "девочка".
С ним говорил компьютер...
Невероятный, чужой, не Земной компьютер, наблюдающий за этим Миром, может быть уже сотни веков...
После первых его доводов Президент понял, что говорит с Дьяволом.

Президент не задавал вопросов, а только внимательно слушал то, бледнея, то багровея.
Он понимал, что любой из услышанных доводов обретет реальность, если его поведение компьютеру вдруг не понравиться.
Это было намного страшнее любых шпионов, революций и даже вражеских ракет.
Президент был не глупым человеком и, послушав аргументы компьютера, сразу понял, что с таким собеседником не шутят.
Окончив разговор с незнакомой "девочкой", Президент укрепил себя двумя рюмочками хорошего коньяка,
а затем срочно вызвал к себе Генерального Прокурора, потому что в этот час, разделить свои скорбные мысли о будущем, он, наверное, больше ни с кем не мог.

В наше время читатели приключенческих романов о космосе, об инопланетянах, о чужом разуме, очень сильно избалованы острыми сюжетами полными погонь, перестрелок, лазерного оружия. И, конечно же, сражениями доблестных спецслужб с коварными диверсантами из космоса.
Но в реалии такого не бывает. Мало кто даже из образованных людей понимает глубину той зловещей пропасти, разделяющую наши миры…
Но Президенты, даже самые не самые умные, как правило умеют сопоставлять масштабы и соизмеряють силы.
Президенты, как правило, в минуты реальной опасности для своего кресла, умеют принимать надежные решения...
Поэтому наверное, люди пришедшие тем утром в дом отставного генерала Матвея Ивановича терпением и хорошими манерами не отличались.

Они усадили прислугу на пол, под стволы автоматов, а хозяина на колени, с заломанными за голову руками.
- Не имею времени объяснять вам подробности, - скупо начал свою речь для хозяина дома, раскрасневшийся от нетерпения Генеральный Прокурор.
- Там, на взлетной полосе, за городом, ждет детей президентский самолет. Ждет с уже запущенными двигателями. И поэтому, уважаемый Матвей Иванович, срочно пригласить к нам сюда обоих мальчиков.

- В моем доме живёт только один ребенок - сын моей жены, Ярослав, - попытался было, соврать Прокурору генерал.
Но уже через миг, автоматный приклад солдата в черной маске, освежил генералу память.

И вскоре прислуга в сопровождении автоматчиков, привела ребят к гостям.
- Ты и есть, тот самый Дарс?!: - обратился Прокурор к загорелому мальчику, помогая ему накинуть простыню на голые плечи.
- У меня приказ Президента Страны, увезти тебя отсюда. Нам приказано немедленно, возвратить тебя домой, - объяснил он, с интересом рассматривая красивого подростка.
- Кем приказано? Приказали Вам и Президенту страны? Что за вздор вы несете?! - тут-же возмутилась и вскочила на ноги мама Ярика, но ее моментально приструнили, заставляя снова опустится прямо на пол.
Ярослав, стоявший рядом от Дарсика, понемногу очухался.
Худощавый, побитый и бледный, он дрожал от холода и страха.
Женщина служанка принесла им одежду из гардероба Ярика, помогла одеться.
- Я могу по дороге попрощаться с отцом? - одевая штаны и рубашку, попросил не громко Дар.
- Нету времени! - нервно рявкнул Прокурор:
- Тебя ждет президентский самолет. Мне поручено до рассвета вывезти тебя из страны и доставить в степь Казахстана.

Он внимательно посмотрел в черные глаза мальчугана, словно пытаясь ответить для себя на какой-то волнующий его вопрос.

И тогда Прокурор сказал уже мягче, вероятно вспомнив, что общается с подростком:
- Возвращайся домой сынок. Тебя ждут. Ждут живым...

А затем вздохнув, с чувством выполненного долга, Прокурор обратился к Ярику:
- Как же будешь дальше жить теперь, сынок? Может ты, отправишься вместе с другом?: - и он сделал неопределенный жест рукой, куда-то вверх - словно по ошибке показывая жестом на потолок, на небо, или даже, может быть, еще гораздо выше...
- Или может быть, останешься здесь? С мамой... Ты ведь знаешь, конечно-же, какие у нас, здесь, хорошие психиатры, - усмехнулся Прокурор, ехидно рассматривая Ярика.
Бледный мальчик, вздрогнул и отвел глаза.
А затем весь сжался к комок, задрожал и ответил решительно:
- Я пойду вместе с ним! В самолет...Сейчас...

Автоматчикам пришлось пять минут удерживать надрывно вопящую мать, пока дети спускались к машинам и отъезжали от дома.

А когда они мчались в бронированном лимузине по улицам спящего города, Прокурор довольно отчитывался кому-то по трубке секретного телефона.
- Да, господин Президент! Всё улажено. Так, как было приказано нам. Я все сделал по максимуму. Он согласен. Он выбрал свой путь... Мы отдаем их обоих, - говорил Прокурор, улыбаясь в трубку с гордость человека только что потушившего большой пожар.

Телефон, установленный в машине, был секретным, надежным, проверенным спецслужбами аппаратом.
Но в разговор почему-то вмешался кто-то третий.
Президента ненавязчиво отключили, уступая линию другому собеседнику.
И тогда, Прокурор задрожав, растерянно поманил к себе пальцами загорелого мальчика:
- Возьми трубку... Это... Просят тебя...

- Привет! Это я. Королева. Как у вас настроение? - журчал в трубке знакомый девичий голос.
Дар смутился от неожиданности:
- Я напутал. По глупости испортил ваш план... И теперь Ярослав рядом со мной, - сообщил он растерянно.
- Ну и ладно. Пусть будет так. Вам обоим дали выбор.Ты открыл для него эту линию судьбы, а он сделал выбор. В чем проблема?: - с подчёркнутым уважением к мальчику, спросила трубка.
Дар кивнул растерянно, а затем сказал, почти взмолился как малыш:
- Я, хочу попрощаться с отцом! Я теперь не увижу его, наверное, целую вечность!
- Нет, - услышал он в ответ:

- Этого делать нельзя. Если с тобою что-то случится здесь, кто тогда, поможет Ярику, перешагнуть через пропасть?

Дар запнулся от такой простой мысли, внезапно удивившей его своей очевидной простотой.
Он мысленно представил себе одинокого мальчика на далеком, другом берегу зловещего океана.
На том, еще невероятно далеком берегу, до которого им еще только предстоит доплыть!
А до него только Мгла…
Темная ледяная Мгла...
Мрачные тысячелетия Земной истории…

- Дар, куда нас везут?: - понемногу приходя в себя волновался Ярослав, путаясь в догадках и сомнениях.
Пытаясь как-то разобраться в случившемся. он вообразил, что выручил их, отец Дара - бывший агент, наверняка имеющий связи в спецслужбах.
Рассказ друга в подвале, странные слова Прокурора Республики о самолете, о людях ждущих их где-то в степи, окончательно запутали мальчика, сбили с толку, приводили в растерянность.
Может быть всему виною болезнь Дарсика, его психическое расстройство о котором говорят некоторые? Может быть, Прокурор просто подыгрывал мальчику по рекомендациям медиков, - терялся в догадках Якир.

- Нас везут в Австралию? Твой отец договорился о моей судьбе с иностранным Консулом, - в глубоком сомнении повторил он вопрос, понимая что несет несусветную политическую чушь...
- Нет. На аэродром, наверное, - ответил Дар, задумчиво улыбаясь сам себе.
- А, потом? Что потом? – не унимался Ярик.
- В назначенном месте, где-нибудь в степях Казахстана или в пустыне среди песчаных барханов, нас незаметно передадут друзьям, - все еще раздумывая о своем, машинально ответил Дар.
- Как же так, Дар? Что же будет здесь? На Родине...Наши документы, архивы, записи? - настаивал Ярик, растерянно метясь в догадках.
- Здесь, на Родине? Всем прикажут забыть. Вычеркнут из списков, из компьютеров, из учетных книг, -словно нас на этом свете никогда и не было, - засмеялся Дар, чувственно обхватив плечи друга.

- А потом? Что будет потом?: - не унимался тот, ошарашенный, не верящий вспыхнувшей в голове, невероятной, немыслимой, собственной надежде...

Смуглый мальчик задорно посмотрел на друга и, еще сильнее, по братски обнял, пылко притянул к себе за плечи.

- А потом?.. Потом будет головокружительный, сумасшедший прыжок через ледяную мглу.
Прыжок к Свету, к девственным цветущим садам, к Человеческому Теплу.
Прыжок над пропастью - через страшные тысячелетия вашей земной истории, Ярик.

Дарс вдруг начал звонко смеяться, не обращая внимания на охрану, Прокурора и водителя.

Он смеялся весело, радостно и беззаботно.

- Понимаешь Ярослав?! Она их всех, всех до одного, развела по углам! Ткнула носом о землю, словно слепых котят!
- Кого развела? Кто Она?: - не понял тот.
- Королева! - беззаботно смеялся мальчик, сбрасывая накопившийся нервный стресс.
Он смеялся и смеялся, хлопая ладошками, сотрясая Ярослава за плечи, смахивая на лету одинокие, катящиеся по смуглым щекам слезы радости..
Он смеялся до слез, всматриваясь в отчаянно расширенные зеленые глаза друга.
Тот совсем остолбенел, потерял способность говорить членораздельно и лишь только шмыгал носом произнося невнятные звуки.
Безумная невероятная Надежда больно сжала и едва не раздавила его сердце.
Безумная Надежда медленно прорастала в сердце светлокожего мальчика.
Безумная Надежда расправляя крылья, волшебным зеленным огнем сияла в открыты от изумления глазах Ярослава.

Округлявшиеся глаза Ярослава сияли на бледном лице, а по щекам мальчика струились алмазные слезы.
Беззвучно открывая рот он долго силился прошептать вслух эти невероятные, невозможные слова.
Слова подводящие черту всему что он знал, во что верил, на что надеялся только во сне:

- Прыжок через Бездну? - не веря, собственной сумасшедшей догадке шептал Ярослав, отчаянно всматриваясь в черные глаза друга.

И от этого вопящего Надеждой взгляда, Дарсиар почету-то перестал смеяться.
Он вдруг понял Все!
Что не понимал отправляясь к Отцу...
Что не понимал, общаясь с Яриком...
И тогда Дарисиар заплакал как маленький, нежно и счастливо прижимаясь щекой к щеке друга.
- Ты расслабься Ярик...Не волнуйся так... - ласково шептал загорелый мальчик бледному.
- Всё закончилось... Мы уходим...
Уходим из Ада...

1994 г.
Посовещается Дарсиару.

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.