Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

Вечер в Аду (КСА)

Глава повести Александра Зохрэ
"Каникулы с Отцом в Аду"

На кухне мальчик нашел аккуратно заготовленную для него еду. Неуклюже почиркав спичками, как показывал вчера отец, он, наконец, разогрел борщ, котлеты с картошкой и покушал. Затем методично помыв за собой посуду, принялся с любопытством блуждать по каналам телевидения.
Ему было интересно всё. Особенно детские передачи, и сказки, которые он впитывал как губка.
Отец пришел домой с наступлением темноты. Он был усталым, хмурым и неразговорчивым.
Мужчина с трудом обвыкался с мыслью, что дома его ждет родной сын.
На работе дела не клеились. Рутина и постоянные стычки с заказчиками, ежедневно отравляли душу.
Наскоро помывшись и поев что-то на кухне, он подсел к ребенку, забрав пульт, выключил телевизор. Он обнял его за плечи, продолжая, молча сидеть, словно вслушиваясь в его дыхание и едва заметные удары сердца.
Это было для него совсем непривычно и трогательно, - прийти домой и знать, что тебя ждет родное существо.
Вот уже несколько лет после смерти мамы, не ходил он никуда по вечерам, замыкаясь в своей квартире.
И лишь изредка, когда одиночество и отчаяние совсем одолевали, выходил гулять на улицы ночного города. Молчаливо бредя маршрутами и дорожками, которыми много лет назад, гулял в молодости с любимой Ланной…
Но сейчас, после того неожиданного ночного звонка, в его жизни все изменилось.
Чёрт возьми! Это же был его сын!
Его родной сын!
Здесь!
В Аду…
Так они и сидели, молча некоторое время.
А ребенок умудрился положить ему на грудь свою голову.
И от этого мужчина совсем размяк, потерял равновесие духа, растаял.

- Моя Мама. Твоя родная бабушка. Она умерла недавно. Она мечтала о внуках, и не верила, что где-то там. Далеко. За холодным, океаном, растет мой сын. – едва слышно прошептал отец, ласково теребя мальчику волосы.
Мальчик нежно, как маленький обнял его руками за талию, и уткнулся лицом отцу в грудь.
Было нечто почти не реальное во всем происходящем. Мальчик напрочь ломал устои, основы и условности.
Он излучал несбыточную надежду…
Словно луч далекой звезды, робко вторгнувшийся в детскую комнату, через промерзшее и покрытое инеем, окно.
Словно мост хрупкий мост, безумной, невероятной надежды, молчаливо воздвигнутый над бездной, от звезды к звезде…
И мужчина не выдержал тяжести этой невероятной надежды.
И беззвучно заплакал, роняя горячие слезы прямо в волосы сыну…

Так они и сидели, не зажигая свет.
Словно опасаясь разрушить эту невероятную магию, вновь соединившую их…

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.