Вход в систему

Консульство Овалон-2

Навигация

  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 308.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 308.
  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 403.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 403.
  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 345.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /var/www/owalo863/data/www/owalon.com/modules/pagination/pagination.module on line 345.

Вечер в Аду (КСА)

Глава повести Александра Зохрэ
"Каникулы с Отцом в Аду"

На кухне мальчик нашел аккуратно заготовленную для него еду. Неуклюже почиркав спичками, как показывал вчера отец, он, наконец, разогрел борщ, котлеты с картошкой и покушал. Затем методично помыв за собой посуду, принялся с любопытством блуждать по каналам телевидения.
Ему было интересно всё. Особенно детские передачи, и сказки, которые он впитывал как губка.
Отец пришел домой с наступлением темноты. Он был усталым, хмурым и неразговорчивым.
Мужчина с трудом обвыкался с мыслью, что дома его ждет родной сын.
На работе дела не клеились. Рутина и постоянные стычки с заказчиками, ежедневно отравляли душу.
Наскоро помывшись и поев что-то на кухне, он подсел к ребенку, забрав пульт, выключил телевизор. Он обнял его за плечи, продолжая, молча сидеть, словно вслушиваясь в его дыхание и едва заметные удары сердца.
Это было для него совсем непривычно и трогательно, - прийти домой и знать, что тебя ждет родное существо.
Вот уже несколько лет после смерти мамы, не ходил он никуда по вечерам, замыкаясь в своей квартире.
И лишь изредка, когда одиночество и отчаяние совсем одолевали, выходил гулять на улицы ночного города. Молчаливо бредя маршрутами и дорожками, которыми много лет назад, гулял в молодости с любимой Ланной…
Но сейчас, после того неожиданного ночного звонка, в его жизни все изменилось.
Чёрт возьми! Это же был его сын!
Его родной сын!
Здесь!
В Аду…
Так они и сидели, молча некоторое время.
А ребенок умудрился положить ему на грудь свою голову.
И от этого мужчина совсем размяк, потерял равновесие духа, растаял.

- Моя Мама. Твоя родная бабушка. Она умерла недавно. Она мечтала о внуках, и не верила, что где-то там. Далеко. За холодным, океаном, растет мой сын. – едва слышно прошептал отец, ласково теребя мальчику волосы.
Мальчик нежно, как маленький обнял его руками за талию, и уткнулся лицом отцу в грудь.
Было нечто почти не реальное во всем происходящем. Мальчик напрочь ломал устои, основы и условности.
Он излучал несбыточную надежду…
Словно луч далекой звезды, робко вторгнувшийся в детскую комнату, через промерзшее и покрытое инеем, окно.
Словно мост хрупкий мост, безумной, невероятной надежды, молчаливо воздвигнутый над бездной, от звезды к звезде…
И мужчина не выдержал тяжести этой невероятной надежды.
И беззвучно заплакал, роняя горячие слезы прямо в волосы сыну…

Так они и сидели, не зажигая свет.
Словно опасаясь разрушить эту невероятную магию, вновь соединившую их…

В наступившем вечернем полумраке, требовательно зазвенел телефон.
Аппарат был очень старым, черным, с потрескавшимся корпусом и механическим диском. Он звонил настоящим, металлическим колокольчиком, а не играл писклявую мелодию, как это делают новые, кнопочные аппараты.
Этот звон разрушил чары межзвездного моста, и вернул их в пространство железобетонного города.
- Иди. Это тебя: - сообщил отец, возвращаясь из прихожей.
- Привет! Это Я, Твоя Королева!: - раздался в трубке знакомый, совсем детский голос: - Как у тебя дела-а-а? Не скучаешь в школе?
- Всё нормально. Знакомлюсь со школой, с ребятами, с городом.: - ответил Дар, чего то закашлявшись.
- Дети не обижают? Хорошие дети?: - совсем как младшая сестричка, интересовалась девочка.
- Я говорю, всё нормально. Дети как дети. Есть хорошие. Есть разные.
Разговор с этой малышкой, ее навязчивые вопросики, да и сами звонки, начинали его немного напрягать.
- Ладно, тогда слушай задание.: - вдруг совсем серьезно сказала девочка, словно прошептала подружке, на ухо, какую-то жуткую, дворовую тайну:
- Есть у вас в классе мальчик. Курень Ярик. Да ты, в общем-то, с ним и так уже сегодня, кажется, познакомился. Так вот, Дарсик! Приглядись к этому мальчику. Пообщайся, подружись поближе, - если сможешь. Ладно?
- Ладно.: едва вымолвил опешивший мальчуган: - Но, откуда, ты…
Он хотел было что-то сказать, или спросить. Но трубка уже пикала короткими гудками.
Дар вернулся к отцу окончательно разлохмаченным и запутанным.
- Папа! Значит всё это, школа, класс, драка на улице. Всё, подстроено и спланировано заранее?!: - набросился он на отца, не давая ему промолвить ни слова.
- Какая ещё драка?! Ты уже успел подраться в школе?: - искренне удивился тот.
Мальчик недоверчиво оценивал мужчину взглядом. До такой степени отец врать не мог. Это не укладывалось в каноны его представлений о любви, дружбе, семье. Отец, как и все взрослые, мог играть в собственные игры. Мог иметь специфические, недоступные сыну интересы в работе. Но открыто врать и притворяться! Этого Дарс предположить об отце не мог…

- Королева просила подружиться с моим одноклассником, Куренем Ярославом. Но откуда она знала, что ты отведешь меня именно в эту школу? Именно в этот класс?! Как она могла знать, вычислить, драку во дворе школы? Как совпал момент, - драки и моего ухода домой? - глотая слова, размахивая руками, бушевал мальчик.
- Ах, вот ты о чем!: - с облегчением вздохнул отец, опять, властно сгребая сына в объятия.
- Разведчик, психолог, историк, ты мой маленький. Дорогой и бесценный глупышка!: - отец ласково теребил его темные волосы, радуясь, что всё, наконец, прояснилось между ними.
- Одно могу сказать тебе сын, честно: - ответил он, утопая щекой в волосах сына:
- Я в твои дела не лезу. Ты уже взрослый. О твоих делах, до звонков Королевы, я вообще ничего не знал. Выбрал школу из первых попавшихся. И отвел тебя туда, - потому, что так требуют условия нашей с тобой совместной жизни. По закону всеобуча, ты обязан ходить в школу в учебное время. Иначе, тебя у меня просто отберут.
Мужчина некоторое время обдумывал, что-то сопоставляя в уме. Наконец решился и завершил речь:
- Что касается Королевы. Понимаешь сын! Это же, Королева! Ей положено всё знать. Ты не думай, пожалуйста, что меня, кто ни будь, до и после твоего приезда, в твои дела посвятил. Ясно?
Отец говорил взволнованно, убедительно. Он как будто оправдывался, словно бы боясь потерять доверие сына.
Мальчик, молча, слушал его сбивчивую речь. Думал о своем. Затем, улыбнулся, снова кивнул и как котенок, растворился в его объятиях.

Rambler

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.